Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D

 
 

«Из рук врага (СИ)», Сергей Плотников

Часть первая

Искры и трут

Пролог

В начале каждой истории что-то лежит. Говорят, что в начале нашего мира было Слово. Или вот у «классических» попаданцев — темнота и головная боль. А некоторым вообще на единорога везет, который через радугу прыгает. В начале моей истории удар в «солнышко» — не очень-то и сильный, как я понимаю теперь. Мне хватило, что бы на пару минут перестать воспринимать реальность за попытками вдохнуть хоть немного воздуха. Так что пара ударов по ребрам почти и ничего к испытываемому букету ощущений не добавила. Где-то на краю вселенной я слышал голос Святослава: «…мразь, еще раз раскроешь е…ло без моего разрешения — я тебя….». Некоторое время спустя, когда вопрос выживания потерял свою насущную актуальность, и появилось время подумать, я понял, почему реакция на мои слова была именно такая. Ну сами посудите — воды мало, почти нет, если начистоту, идти хрен знает сколько, все на предпоследнем издыхании, а тут какой-то придурок (это я про себя) начинает выступать, что мол видит свет неземной, в смысле зеленый, на вершине вооон той скалы, и предлагает сходить и посмотреть. Нет, если бы эту яркую зеленую звезду, присевшую на плечо скального выступа, видел еще кто-то кроме меня…

 

Другое дело, что можно было с самого начала, как только Святославом было принято решение переходить пустыню пешком, человеческим языком разъяснить правила поведения в группе — старшинство там, обращаться только по делу, не кричать радостно, если видишь какую-то хрень, а сообщить командиру. Опыта службы в ВС у меня нет, а то может быть допер бы, что «дедушке» перечить нельзя… Да и дамы наши вели себя не сказать, что бы умнее меня — но женщин же бить нельзя. А тут такой удобный повод: сделать одного козлом отпущения, что бы других проняло. Очень армейский метод, если судить по фильмам. Должна же в них быть хоть некоторая часть правды?

 

А Святослав вообще очень армейский тип, если можно так выразится. Оружейник-реконструктор. В том смысле что на полном серьезе работает на оружейном заводе в Туле, разбирается досконально в своем ремесле и любит свою работу безумно. Хобби под стать — воспроизведение огнестрельного оружия со времен появления до наших дней. Мы на него на «полигоне» разве что не молились. Помню, однажды он рассказывал, как делал колесцовый кремниевый пистолет — уж на что я далекий от оружия человек, но слушал два часа вместе со всеми, не обращая внимания на холодный кусок бетона под задницей.

 

Как я сам попал на страйкбол? Пригласил как-то знакомый. Гораздо интереснее бегать и изображать из себя отстреливающуюся мишень, чем нужно делать те же пробежки в тренажерном зале. А то жирком заплывать стал. В смысле, вплотную приблизился к зеркальной болезни. Опять же компания, истории интересные, шашлыки на свежем воздухе. И азарт, куда же без него.

 

Наверно, наш командир ожидал, что я полезу на него с кулаками, размазывая слезы (в фильмах обычно так), и он окончательно продемонстрирует всю силу воспитательных тумаков, но просчитался. Я просто не мог встать. Давненько меня никто не бил, со школы, класса этак с 9-го. Да и там, сильнее пинка под зад ничего не было, кажется. Короче, я пришел в себя где-то через десять минут. И еще минут десять пролежал на холодном песке, думая все это и пытаясь понять, как дальше действовать. По всему выходило, что нужно теперь изображать морально сломленное дрожащее желе, которое бить противно и уже не нужно. А то повредят какой-нибудь жизненно важный орган для ходьбы, колено, например, и сами тут же бросят. Почему во множественном числе? Потому что бил меня Святослав на глазах у всех, и ни одна сволочь не попробовала заступиться. Даже девушки. Хотя кто я для них? Случайный попутчик? Ладно, надо вставать…

 

Прямо перед нами, на востоке, ночное небо уже посерело, звезды потеряли ночную яркость, но пока еще крепко держались за свои места. Группа ушла вперед, но, видимо, не слишком далеко. По крайне мере, мне бы не оставили бы рюкзак с «медузой», вода ценнее золота по нынешним временам. Впрочем, потеряться мне не грозит по-любому — спутники оставили четкий след на песке. Идем мы вдоль скального отрога, который стал существенно выше за прошедшие дни. Андрей со Славом ходили на разведку вчера утром, я слышал, как они говорили, что отрог довольно узкий, километров пять в поперечнике… Дышать больно, каждый вдох отдается в животе и в ребрах, но жить можно. Скоро будет лагерь, перед рассветом мы обычно забираемся под скальный козырек или в неглубокий грот — пережить дневную пытку Солнцем. Девушки, наверно, уже разожгли сухой спирт и вывалили в котелок остатки тушенки — эту горячую бурду мы пьем по утрам, не знаю, на сколько консервов еще хватит. Спасибо Николаю, что вообще с собой взяли, он вроде как спелеолог — любитель, и самое «туловище» (без двух сантиметров два метра): решил подстраховаться и с собой взял котелок и консервов, ему не тяжело было. Он и отговорить нас пытался лезть в старый бункер, но как же: раз Святослав решил, кто он такой, что бы проявлять инициативу. Чертов ублюдок! Так, спокойнее…

1

Песок под ногами сменился на плоский скальный выступ, далеко выдающийся в сторону безбрежной мертвой пустыни. Следы пропали — что бы метров через двести появиться дальше, где выступ уходил в следующий бархан. А вот и очередная пещера в скале, вход такой, что грузовик въедет. Интересно, чем она Славу не приглянулась, останавливаться пора. А на следующем шаге я буквально примерз к месту. И вы бы тоже примерзли: по бокам грота в тишине и без всякого предупреждения зажглись две яркие зеленые звезды — близнецы виденной мною на скале. Мееедленно поднимаю оказавшуюся впереди правую ногу, и свет мгновенно гаснет. Опускаю — загорается. Типа — контактный датчик? И как впереди идущие не заметили этой красоты несказанной? Или действительно глюк, который вижу только я? Сумасшествие? Закрыл глаза — свет послушно померк, пробивается через закрытые веки, как и положено яркому свету. Свет определенно реальный (черт, как живот болит!), и группа определенно прошла мимо (ровная цепочка следов ныряет за бархан). Или неизвестное нечто так среагировало на меня (на одинокого человека?). Нет, я же раньше тоже видел этот зеленый свет. Так что, как не бредово это получается, веселые зеленые лампочки вижу только я. Ну что ж, посмотрим, куда меня тут пригласили…

 

…за 15 минут ходьбы ничего интересного не увидел. Коричневый камень грота кажется почти бордовым в зеленом свете. Свет гаснет за спиной и зажигается впереди таким образом, что я все время нахожусь в световом пятне. Разобрался и почему зажигается — вот прямо минуту назад. Попробовал повернуть к выходу и обнаружил, что: а) освещение в обратном порядке и не думает включаться и б) камень пола как будто накрыт сеткой неравномерно нарисованных все того же зеленого цвета линий, быстро тускнеющих и исчезающих в темноте. Даже разглядел, что отдельные нити-линии выползают на стены, примерно там, где включались «звезды». Наверно, активировать световую дорожку можно только от входа, вернуться и проверить, к сожалению, не получится: боковых проходов разной величины я встретил за последние четверть часа предостаточно, и без путеводного света вряд ли найду нужный. Элегантное решение, надеюсь, местные обитатели каменного лабиринта не решают таким образом проблему пропитания. Решение больно технологичное и вообще логичное. С другой стороны, вернись я прямо сейчас, демонстрировать достижения ходьбы с невидимым освещением, скорее всего нарвался на новую порцию п…люлей. Уроды! Ладно, идем дальше. Через 10 минут я понял, что решение абсолютно верное.

 

Видимо, сквозные отдушины до поверхности разной толщины все-таки искусственно проделаны. По крайне мере пока еще прохладные сквозняки ощущались то сверху, то из боковых проходов, то вообще из отверстий в полу. Вместе с одним из таких сквозняков донеслись и немного искаженные голоса:

— …Все-таки зря ты так с ним. Петрович нам в след пристально так глядел, задумчиво…