Размер шрифта:     
Гарнитура:GeorgiaVerdanaArial
Цвет фона:      
Режим чтения: F11  |  Добавить закладку: Ctrl+D

 
 

«Легенда о нефритовом соколе-2: Путь воина», Роберт Торстон

— Я хочу, чтобы он вернулся к нам.

— Нет, это не разрешено правилами Клана. Чем бы он сейчас ни занимался, в душе он воин. Он из сиб-группы, а это значит, что у него нет ни отца, ни матери. Он просто не знает, что это такое. Он создан в соответствии с генетическими программами, и, пожалуйста, не проси меня сейчас объяснять тебе это. Только запомни: воины, в какой бы касте ни оказались, не признают своих вольнорожденных детей.

Пери так и не сказала Диане, что когда-то принадлежала к той же сиб-группе, что и Эйден. Если бы она смогла стать воином, ни при каких обстоятельствах у нее не было бы вольнорожденной дочери. Однако, оказавшись в другой касте — став ученым, — она получила привилегию (она думала об этом как о привилегии, в отличие от других вернорожденных) иметь собственного ребенка. Правда, ей так никогда и не удалось понять, почему это вдруг стало так важно для нее.

Осознав, что ей никогда не стать воином, не взирать на жизнь с высоты командного мостика боевого робота, она почувствовала, что не сможет дальше идти по жизни одна.

И Диана стала ее спасением от непереносимого одиночества, ожидавшего ее впереди.

Позднее, более или менее отдалившись от Дианы, Пери тем не менее продолжала думать так же. Однако, оценив потенциальные возможности девочки, Пери решила, что лучше прекратить ее опекать и предоставить возможность самой искать дорогу в жизни. Самой Пери этого вовсе не хотелось. Ей нелегко было принять подобное решение, но, раз решившись, она следовала избранному пути с упорством, свойственным настоящему воину...

— Мама? — спросила Диана после долгой паузы, во время которой ее бровки были нахмурены, что говорило о том, что девочка решает сложную задачу. Диана была просто специалистом по части решения сложных задач, слишком сложных для ее возраста.

— Да?

— Я не думаю, что захочу быть ученым, когда вырасту. — Весь прошлый год девочка уверяла мать, что мечтает стать ученым.

— О, ты собираешься сама избрать касту, к которой будешь принадлежать? Но это невозможно для вольнорожденных, ты же знаешь.

— Нет, не знаю. Зато я точно знаю, кем хочу стать. Я буду воином.

У Пери сердце остановилось. Меньше всего ей хотелось услышать от дочери именно эти слова. Она вовсе не желала для девочки такой судьбы. Очень мало кому из вольнорожденных удавалось получить статус воина. Случалось, что вольнорожденных кадетов использовали как пушечное мясо во время Аттестаций вернорожденных. Те же, кому удавалось добиться своего, постоянно сталкивались с презрительным к себе отношением, как начальства, так и сослуживцев-вернорожденных...

Пери не восхитила идея Дианы выбрать такую жалкую жизнь.

Воины стояли на высшей ступени в иерархии Кланов, и даже представители самых низших каст мечтали стать воинами, но материнский инстинкт заставлял Пери желать своей дочери лучшей судьбы. Ведь в касте воинов вольнорожденный всегда будет унижаем и презираем.

— У тебя будет достаточно времени, чтобы выбрать свой жизненный путь, Диана. Тебе еще только четыре года.

— Мне уже четыре года, мама!

— Да, дорогая. Я имела в виду... Впрочем, какая разница, что я имела в виду. Ты так похожа на своего отца... Если ты решила страдать, ты будешь страдать. Мне не удастся остановить тебя.

Диане очень понравилась последняя фраза, сказанная ее матерью, и последующие несколько дней она к месту и не к месту повторяла ее.

— Ты не сможешь остановить меня, мама. Ты не сможешь остановить меня.

Пери до боли ясно представляла себе, насколько ее слова соответствовали действительности. Понимала она это и позднее, когда они уже почти перестали общаться. Диана могла без помех стремиться к достижению своей цели.

Однако Пери была не в состоянии совсем порвать с дочерью. Диана так никогда и не узнала о том, что мать пристально следила за развитием ее карьеры — и когда девушка стала кадетом, и когда она добилась воинского звания, осуществив мечту, возникшую у нее, когда она была еще четырехлетним несмышленышем...

1

Его звали Каэль Першоу. Глядя на этого человека, можно было подумать, что судьба очень круто обошлась с ним. Два года, уже целых два года он служил на планете Глория, командовал базой на станции «Непобедимая», где дислоцировались войска Клана Кречета. По мнению Першоу, с тем же успехом его могли назначить на жалкий астероид где-нибудь на задворках обитаемой Вселенной. Хотя Глория находилась в пределах миров, принадлежащих Кланам, она располагалась с внешней стороны Шарового Скопления, ставшего частью Империи Кланов. Клан Кречета совсем недавно завоевал половину Глории, однако какой Клан будет владеть другой половиной планеты, было еще неизвестно.

Даже название планеты казалось Першоу абсурдным. Единственная славная вещь в этом убогом месте — воздух. Он вполне пригоден для дыхания — без всяких фильтров и неудобных приспособлений, поглощающих ядовитые газы. Першоу за период своей военной службы провел немало времени на планетках с отвратительной атмосферой. Именно это отбило у него желание странствовать.